Поиск

Друзья сайта

Пятница, 20.10.2017, 11:43
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Иван Грозный

Отмена опричнины

1 Изменение внутренней политики

Запущенная царём машина репрессий набирала обороты, и, в конце концов,
наступил момент, когда Иван понял, что продолжать так дальше нельзя. Царь
оправдывал опричнину необходимостью искоренить «неправду» бояр -
правителей. На деле опричный режим привел к неслыханным злоупотреблениям.
Как говорят очевидцы, земские суды получили от царя распоряжение, которое
дало новое направление всему правосудию. Распоряжение гласило: « Судите
праведно, наши виноваты не были бы». Следуя таким указаниям, судьи
перестали преследовать грабителей и воров из числа опричников.
В годы опричнины процветали, как никогда, политические доносы. Опричник мог
подать жалобу на земца, будто тот позорит его и всю опричнину. Земца в этом
случае ждала тюрьма, а его имущество доставалось доносчику. В разоренной
чумой и голодом стране, где по дорогам бродили нищие, а в городах не
успевали хоронить мертвых, опричники безнаказанно грабили и убивали людей.
Они обшарили все государство, на что царь не давал им согласия, повествует
опричник Штаден.
Разумеется, царь Иван не поощрял прямой разбой. Но он создал опричные
привилегии и подчинил им право и суд. Он возвел кровавые погромы в ранг
государственной политики. Следовательно, на нём лежала главная вина за
беззакония опричнины. В конечном итоге погромы более всего деморализовали
саму опричнину. Опричники творили в земщине такие беззакония, что сам
великий князь объявил наконец: «Довольно!».
Падение старого опричного руководства разрушило круговую поруку,
связывавшую членов опричной думы. Состав думы пополнился земцами, многие из
которых испытали злоупотребления опричнины. Члены новой опричной думы, по-
видимому, стали сознавать опасность деморализации охранного корпуса. Казнь
Басманова ознаменовала конец целой полосы в истории опричнины. Подвергнув
опале тех, кто создал опричнину, царь велел подобрать жалобы земских дворян
и расследовать самые вопиющие преступления опричников. Аппарат сыска и
доноса делал свое дело — были казнены и многие опричники, получившие
огромные богатства.
Помимо всего прочего Грозный примерно наказывал опричных, чтобы вернуть
доверие земщины. Казни и судебные преследования расстроили механизм
опричного управления. Штаден, посетивший главную резиденцию в Москве, был
поражен царившим там настроением: «Когда я пришел на опричный двор, -
повествует он, - все дела стояли без движения...бояре, которые сидели в
опричных дворах, были прогнаны ; каждый, помня свою измену, заботился
только о себе».
Попытки положить конец вопиющим злоупотреблениям на первых порах не
затронули основ опричного режима, но проводились они с обычной для Грозного
решительностью и беспощадностью и вызвали сильное недовольство в опричном
корпусе.
Подготовляя почву для окончательной расправы с опричной гвардией, царь Иван
старался обеспечить себе поддержку тех сил, которые более всего пострадали
от опричных порядков. Но все это не означало, что в опричнине в конечном
итоге взяла верх высшая аристократия. Опричники Таубе и Крузе весьма метко
характеризовали последнее опричное правительство, заметив, что при особе
царя не осталось никого, кроме отъявленных палачей и молодых ротозеев.
Представители высшей титулованной знати, появившиеся в опричнине,
принадлежали ко второй категории: в большинстве своем это были люди
сравнительно молодые. Их роль сводилась к внешнему представительству.
Подлинными же руководителями опричной думы были Малюта Скуратов и его
подчиненные, возглавлявшие сыскное ведомство.
Царь, живший в постоянном страхе перед воображаемыми заговорами, слепо
доверял своему главному сыщику Малюте и видел в нем всегдашнего спасителя.
Скуратов помог Грозному расправиться со старой опричной гвардией. Знати имя
Малюты Скуратова-Бельского было столь же ненавистно, как и имя основателя
опричнины Басманова - Плещеева. Курбский желчно бранил царя за приближение
«прегнуснодейных и богомерзких Бельских с товарыщи, опришницов кровоядных».
Накануне полной отмены опричнины, когда влияние Малюты достигло апогея, он
получил назначение на пост дворового воеводы. Такие посты могли занимать
исключительно представители родословной боярской знати. Успех Скуратова
невозможно объяснить одним только расположением царя. Высокое назначение
было, по-видимому, следствием того, что Малюта способствовал заключению
брака Грозного с Марфой Собакиной и через этот брак породнился с царской
семьей.

2 Предпосылки к отмене опричнины

В итоге всех устрашающих мер Ивана Грозного военная система страны не
упрочилась, а расшаталась. Лучшие воеводы были казнены; другие были до того
запуганы, что боялись вступить с неприятелем в бой, опасаясь потерпеть
неудачу и быть за это казненными. Опричное войско оказалась небоеспособным.
Бесконечная война поглотила массу сил и средств, южные рубежи страны
оказались оголенными. В 1571 году крымский хан Девлет-Гирей, разгромив
опричное войско, появился под самыми стенами Москвы и сжег весь огромный
московский посад. Во время пожара погибли десятки тысяч москвичей.
В результате опричной политики, чрезвычайных, крутых мер в 70-80-е годы XVI
века Московское государство вошло в полосу кризиса. В 25-ти летней
Ливонской войне Россия потерпела поражение, лучшая боеспособная часть войск
была уничтожена на полях сражений, завоеванные территории утеряны. Страна
была доведена до страшного разорения.
После сожжения Москвы в 1571г. правительство начало исподволь готовиться к
упразднению опричных порядков. Угроза татарского вторжения ускорила слияние
военных сил опричнины и земщины. Опричники стали получать общие назначения
с земцами и нередко поступали под начальство старших земских воевод. Вскоре
же власти приступили к устранению многочисленных перегородок между
опричниной и земщиной в сфере административного управления.
В начале 1572 г. царь объявил о восстановлении в Новгороде древнего
наместнического управления и назначил главным наместником боярина И.Ф.
Мстиславского. Раздельному управлению Новгорода пришел конец, хотя
формально деление Новгородской земли на две половины продолжало
существовать. В связи с введением наместничества в Новгороде правительство
провело объединение финансового управления страны, опричной и земской
казны. Опричный печатник был переведен на земский Казенный двор и стал
помощником земского казначея. Свезенные в Новгород сокровища были уложены в
церковных подвалах на Ярославовом дворище, поступив в ведение единого
казначейства.

3 Отмена опричнины

Описанные преобразования военного, административного и финансового порядка
были осуществлены незадолго до вторжения татар в 1572 г., когда перспектива
неблагоприятного исхода войны казалась царю достаточно реальной.
Именно в это время Иван отпраздновал свадьбу с Анной Колтовской и внес в
черновик завещания распоряжения относительно новой жены. Работая над
текстом завещания, Грозный включил в него короткую, но многозначительную
фразу об опричнине: «А что есми учинил опришнину, - записал он, - и то на
воле детей моих Ивана и Федора, как им прибыльнее, и чинят, а образец им
учинен готов». Одной фразой царь выразил полное равнодушие к судьбе
опричнины. Вопрос о дальнейшем существовании опричных порядков он целиком
оставлял на усмотрение наследников.
Множество признаков указывало на то, что опричные порядки доживают
последние дни. Против обыкновения, власти в начале года не взяли в
опричнину новые уезды. Остановилось строительство опричных крепостей.
Грозный долго не решался отдать приказ о роспуске опричной гвардии.
Известие о разгроме татар под Москвой, по-видимому, положило конец его
колебаниям. И вот наконец в 1572 году Иван IV вынужден был отменить
опричнину.
С падением опричнины начался пересмотр служилого землевладения в опричных
уездах. В наибольшей мере новая земельная перетасовка затронула верхушку
опричнины, т. е. тех дворян, которые успели выслужить в опричнине чины и
поместья, а также тех «иногородцев», которых перевели в опричнину из других
уездов. Они должны были расстаться с землями, конфискованными ранее у
земских дворян. Масса местных служилых людей, перешедших в опричнину с
уездом, вероятно, сохранила свои земли, но лишилась права на опричные "
прибавки ". Так была упразднена главная привилегия опричнины: более высокие
земельные оклады по сравнению с земскими.
Поскольку мелкие и средние землевладельцы получали добавочные земли
исключительно на поместном праве, новый земельный пересмотр в опричнине
свелся к повторному перераспределению поместного фонда. Последним достойным
завершением опричных деяний явился царский указ 1572 г. о запрещении
употреблять само выражение «опричнина». Нарушителям указа грозило строгое
наказание: " виновного обнажали по пояс и били кнутом на торгу ".